ЕЛЕНА РОМАНЧЕНКО

Практикующий психолог в области группового, семейного и индивидуального психологического консультирования с 1990 года.

Автор и руководитель проекта «Школа Интегративно Соматической Психотерапии», координатор международной программы по процессуальной терапии (1998-2012), международный дипломированный специалист и тренер по процессуальной психологии, член IAPOP, член Европейской Ассоциации телесно-ориентированных терапевтов, автор и ведущий обучающих программ по работе с шоковыми травмами и травмами развития.

Образование

  • системный семейный психотерапевт Мюнхенский институт интегративной семейной терапии (международный сертификат)травмотерапевт
  • международный сертификат программы "Психотерапия психической травмы"
  • гештальт терапевт сертификат Французского Гештальт Института
  • сертификат участия программы Лос-Анджелесского института
  • сертификат участия Международной Ассоциации Аналитической психологии
  • участник продолжающихся международных семинаров по биосинтезу и бодинамике
  • консультант по Организационному развитию — диплом АНХ
  • Ведущий обучающих программ по процессуальной терапии. Автор и ведущий обучающих программ по работе с шоковыми травмами и травмами развития.

«Ваш взор станет ясным лишь тогда, когда вы сможете заглянуть в свою собственную душу»

«Человек, не перегоревший в аду собственных страстей, не может их победить. И они прячутся рядом, в соседнем доме, чего он даже не предполагает. А пламя в любой момент может перекинуться и сжечь дом, который он считает своим. То, от чего мы уходим, уклоняемся, якобы забывая, находится в опасной близости от нас. И в конечном счете оно вернется, но с удвоенной силой.»

—К. Г. Юнг

Сайт: https://processwork.ru


РАБОТА С РАННИМИ ТРАВМАМИ РАЗВИТИЯ. КОНТАКТ, ПРИВЯЗАННОСТЬ, ГРАНИЦЫ
По мнению Лизбет Марчер, движущей силой человеческого су­ществования является желание людей испытывать все более высокие уровни открытой и чистосердечной связи с другими людьми и миром в целом. Марчер назвала эго стремлением к «взаимной связи», и считает его базовой мотивацией человека. Связи устанавливаются посред­ством Эго и телесного Эго, основанного на телесных ощущениях.

Также в области психоэмоционального регулирования наш мозг выполняет три основных функции:

• заботится о сохранении контакта и близости (привязанность);
• развивается, созревает, взрослеет;
• защищает нас от невыносимой уязвимости.

Эти функции очень тесно взаимосвязаны. Психологическое взросление мозг может себе позволить только в состоянии насыщения надёжной привязанностью. Если привязанность ненадёжна, приносит слишком много боли, стыда, разделения, то мозг включает защиту от уязвимости.

Возникает либо онемение чувств, когда человек не ощущает болезненных эмоций (либо эмоциональная слепота, когда человек не видит потенциально опасных, болезненных ситуаций, теряет ощущение опасности). Если мозг подавляет желание близости, то он также подавляет чувства защищённости, безопасности, психологического комфорта.

Мозг не может делать две работы одновременно - не может и развиваться, и защищать себя от уязвимости. И эмоциональное онемение тормозит психоэмоциональное развитие. Чтобы ребёнок мог нормально развиваться и «реализовывать свой человеческий потенциал», ему необходимо чувство глубокой близости и безопасности, чтобы ребёнок на подсознательном уровне чувствовал: он желанен, его любят, ему не надо постоянно добиваться контакта и близости.

Т.е. мы говорим о привязанности. Если мозг ребёнка уверен в надёжности своих привязанностей, то он может расслабиться и начать исследовать мир. Привязанность первична, а взросление вторично. Если у ребёнка нарушена привязанность, то всю энергию мозг будет тратить не на познание, а на поиск и удержание контакта и близости.

Мозг, в первую очередь, решает задачу привязанности, а уж потом - развития. Если говорить про формирование привязанности , то ребенок нуждается в матери, которая способна различать, голоден ли он, испуган, зол, мерзнет ли, испытывает жажду, боль или что-то еще. Если она обеспечивает ему правильный уход, дает правильный ответ, она не только удовлетворяет его потребности, но также помогает ему дифференцировать свои чувства, лучше репрезентировать их в своей голове.

Если душевные содержания имеют такой вид, что могут быть репрезентированы в мыслительном пространстве. И тогда во взрослом возрасте , мы способны распознать и лучше понять, чего мы желаем и чего мы не хотим, т.е. иметь возможность быть в контакте с собой, осознавать свои потребности и уметь их удовлетворять. Мы можем яснее представить элементы наших конфликтов, их возможные решения, или формировать более зрелые защиты.

Если в голове нет достаточных, репрезентативных содержаний, мы вынуждены отреагировать, чувствовать лишь телесно (соматизация) или эвакуировать наши эмоции и нашу боль в других (посредством проективной идентификации).

Таким образом , паттерны привязанности, сформированные в детстве, сохраняются во взрослой жизни как «внутренние рабочие модели» и не только в мозге, но и во всем теле. Они сохраняются как неявные паттерны сенсорно-моторных состояний, оказывающих воздействие на эмоции, к которым можно получить доступ, только работая с телом. Эти паттерны продолжают искажать и ограничивать наши отношения с самим собой или другими во взрослой жизни.

На мастер-классе мы будем работать в группе и в парах , опираясь на наше тело , соматический резонанс, мы будем работать с энергетическими границами , простраивая связь с собой , своей ядерной идентичностью и контакт и связь с другим . Мы будем использовать для этого так же природные материалы , рисунки , веревки и другие материалы.
Made on
Tilda